Главная страница


 

Сергей Есенин — С добрым утром

 Задремали звезды золотые,
 Задрожало зеркало затона,
 Брезжит свет на заводи речные
 И румянит сетку небосклона.
 
 Улыбнулись сонные березки,
 Растрепали шелковые косы.
 Шелестят зеленые сережки,
 И горят серебряные росы.
 
 У плетня заросшая крапива
 Обрядилась ярким перламутром
 И, качаясь, шепчет шаловливо:
 «С добрым утром!»


Сергей Есенин
Осень (Иванову Р. В.)

 Тихо в чаще можжевеля по обрыву.
 Осень — рыжая кобыла — чешет гривы.
 Над речным покровом берегов
 Слышен синий лязг ее подков.
 
 Схимник-ветер шагом осторожным
 Мнет листву по выступам дорожным
 И целует на рябиновом кусту
 Язвы красные незримому Христу.
 1914-1916 гг.

 

 

С.Есенин
Зима

 Вот уж осень улетела
 И примчалася зима.
 Как на крыльях, прилетела
 Невидимо вдруг она.
 
 Вот морозы затрещали
 И сковали все пруды.
 И мальчишки закричали
 Ей “спасибо” за труды.
 
 Вот появилися узоры
 На стеклах дивной красоты.
 Все устремили свои взоры,
 Глядя на это. С высоты
 
 Снег падает, мелькает, вьется,
 Ложится белой пеленой.
 Вот солнце в облаках мигает,
 И иней на снегу сверкает.




Стихи про Бабу Ягу

Эдуард Успенский

 Про Бабу-Ягу
 Говорят очень глупо:
 Нога костяная,
 Метелка да ступа.
 И руки кривые,
 И зубы торчком,
 И нос очень длинный
 И загнут крючком.

 Я облик сложившийся
 Быстро разрушу:
 Прошу заглянуть
 В мою чистую душу.
 И там вы такие откроете дали,
 Каких никогда и нигде
 Не видали.

 В душе я добра,
 Хороша, справедлива...
 Не так чтобы очень,
 Но все же красива.
 И в каждом я только
 Хорошее вижу,
 Я даже козявку
 В душе не обижу.

 Но если внутри я добра
 И прекрасна,
 То сверху, снаружи,
 Хитра и опасна.
 Я в жизни любого из вас
 Одолею,
 А то и убью...
 Но в душе пожалею...



Есенин С.А.
Город

 Храня завет родных поверий —
 Питать к греху стыдливый страх,
 Бродил я в каменной пещере,
 Как искушаемый монах.
 
 Как муравьи кишели люди
 Из щелей выдолбленных глыб,
 И, схилясь, двигались их груди,
 Что чешуя скорузлых рыб.
 
 В моей душе так было гулко
 В пеленках камня и кремней.
 На каждой ленте переулка
 Стонал коровий рев теней.
 
 Дризжали дроги, словно стекла,
 В лицо кнутом грозила даль,
 А небо хмурилось и блекло,
 Как бабья сношенная шаль.
 
 С улыбкой змейного грешенья
 Девичий смех меня манул,
 Но я хранил завет крещенья —
 Плевать с молитвой в сатану.
 
 Как об ножи стальной дорогой
 Рвались на камнях сапоги,
 И я услышал зык от Бога:
 “Забудь, что видел, и беги!”

1915 г.